Центр защиты леса Калужской области
регионы России
Направления деятельностиО насУслугиНовостиСМИ о насСтатьиДинастииКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

Факторы дестабилизации еловых насаждений (БГИТА)

Факторы дестабилизации еловых насаждений

Клюев В.С. (БГИТА, Брянск, Россия)

 

Установлено, что основным фактором, вызывающим ослабление и усыхание ельников является короед-типограф, а также погодные и почвенно-климатические условия.
The main factor of weakening and desiccation of spruce forest is a spruce bark beetle (Ips typographus (L)), as well as weather, and soil and climatic conditions of the Bryansk region.
Ключевые слова: ель, короед-типограф, ветровал, еловая губка.
Keywords: spruce, spruce bark beetle (Ips typographus (L)), windfallwood, spruce root rot (Phellinus pini var. abietis Karst)
 
Ель в последние десятилетие является наиболее проблемной породой в зоне смешанных лесах. Зона хвойно-широколиственных лесов считается зоной периодических пандемических размножений короеда-типографа. Из-за поверхностной корневой системы и тонкой коры ель не устойчива к длительным засухам, экстремальным зимним температурам, опусканию уровня грунтовых вод, воздействию сильных ветров, лесным пожарам. В периоды длительных засух в еловых насаждениях активизируются корневые и стволовые гнили (Маслов, Кутеев, Прибылова, 1973; Шелухо, 2010; Маслов, 2010; Матусевич, 2003). 
Исследования санитарного состояния еловых насаждений проводились на территории Брянской области. Площадь еловых насаждений в области составляет 111,7 тыс. га (9,2% от площади лесного фонда области), из которых защитными лесами являются 43,1 тыс. га.
При исследовании санитарно-патологического состояния насаждений использовались методы ведения лесопатологического мониторинга (Руководство по проектированию…, 2007) и лесопатологического обследования (Руководство по планированию…, 2007).
В 2009 году основным фактором, вызывающим ослабление и гибель еловых насаждений являлся короед-типограф – площадь его очагов в ельниках составляла 1635,5 га. Содоминирующей группой факторов, вызывающих ослабление и усыхание ельников в 2009 году, были болезни леса, негативное влияние которых выявлено на площади 66,5 га. В 2010 году основным неблагоприятным фактором, вызывающим ослабление и усыхание ельников, также являлся короед-типограф, площадь его очагов составляла 2834 га. Второй по распространенности группой факторов, вызывающих ослабление и усыхание еловых насаждений, были неблагоприятные погодные условия, от воздействия которых произошло ослабление и усыхание ельников на площади 219,2 га. 
В 2011 году по результатам лесопатологического обследования еловых насаждений установлено, что главным фактором, вызывавшим повреждение и усыхание ельников снова был короед-типограф. Большая доля поврежденных ельников, а именно 85,1% (3136 га), имела очаги размножения типографа. Короед в обычных условиях не является самостоятельным фактором, способным вызывать ослабление и усыхание ельников, но аномально жаркая погода лета 2010 года позволила вредителю набрать высокую численность и стать самостоятельным фактором ослабления и усыхания еловых насаждений. Погода лета 2010 года, с одной стороны, значительно снизила устойчивость ельников, что привело к увеличению объема и улучшению качества кормовой базы для типографа, а с другой – создала благоприятные условия для развития сестринских поколений и второй генерации.
Содоминирующей группой факторов, вызывающих ослабление и усыхание ельников, являются погодные условия и почвенно-климатические факторы. По результатам обследования доля ослабленных и усыхающих ельников от воздействия данной группы факторов составляет 11,8% (434,4 га) от площади ослабленных и поврежденных ельников. Наиболее распространенной причиной ослабления и усыхания еловых насаждений в данной группе факторов является воздействие сильных ветров. Доля еловых насаждений, поврежденных ветром, составляет 70,1% (304,4 га) от площади ослабленных ельников в результате влияния неблагоприятных погодных условий и почвенно-климатических факторов (рисунок 1). Необходимо отметить, что наиболее подвержены ветровалу приспевающие ельники (61…80 лет) – 129,9 га (42,7% от площади елового ветровала), а также молодняки – 99 га (32,5% от площади елового ветровала). Данный факт подчеркивает неустойчивость ели к воздействию сильных ветров.

 

 

Рисунок 1 – Распределение площади ослабленных и усыхающих ельников в результате воздействия погодных условий и почвенно-климатических факторов, га
 
Болезнями леса было поражено 1,5% (53,6 га) поврежденных ельников. Наиболее распространенной болезнью в обследованных еловых насаждениях является еловая губка – 56,1% (30,1 га) от пораженных болезнями ельников. Корневая губка вызвала ослабление 22,1 га ельников (41,3%) (рисунок 2). Наиболее распространена еловая губка в спелых (81…100 лет) – 14,5 га (48,2% от площади еловых насаждений поврежденных еловой губкой) и приспевающих – 12,3 га (40,9%) ельниках. Необходимо отметить, что деревья ели, пораженные еловой и корневой губкой, сохраняют свою устойчивость и способны дожить до возраста спелости. Следовательно, еловая и корневая губки не могут значительно определять состояние ельников, так как, с одной стороны, их встречаемость в насаждениях не велика, а с другой – больные деревья сохраняют свою жизнеспособность.

 

Рисунок 2 – Распределение площади ослабленных и усыхающих ельников в результате поражения болезнями леса, га
 
В результате антропогенного воздействия выявлено ослабление и усыхание еловых насаждений на площади 40,3 га или 1,1% от площади поврежденных ельников. В данной группе факторов наиболее распространено ослабление еловых насаждений в результате резкого изменения светового режима при проведении сплошных рубок леса – 10,1 га (15,1% от площади ельников, поврежденных антропогенным воздействием) (рисунок 3).

 

Рисунок 3 – Распределение площади ослабленных и усыхающих ельников в результате антропогенного воздействия, га
 
Доля ослабленных и усыхающих еловых насаждений в результате воздействия лесных пожаров в 2011 году не велика и составляет – 6,7 га (0,2% от площади поврежденных ельников). Данный факт можно объяснить, с одной стороны, погодой и произрастанием ельников во влажных типах леса, с другой стороны – меньшей посещаемостью еловых насаждений по сравнению с сосновыми.
 
Выводы:
1. В 2011 году ослабление и усыхание ельников обусловлено, главным образом, состоянием популяции короеда-типографа и погодными условиями. Доля других факторов ослабления и усыхания ельников (болезни леса, лесные пожары, антропогенное воздействие) не значительна.
2. Образование очагов усыхания еловых насаждений зависит от численности и активности короеда-типографа, который размножается в первую очередь в ослабленных различными факторами насаждениях.
 
Список литературы
1. Маслов А.Д. Короед-типограф и усыхание еловых лесов./А.Д. Маслов. – М.: ВНИИЛМ, 2010. – 138 с.
2. Маслов А.Д., Кутеев Ф.С., Прибылова М.В. Стволовые вредители леса. М., Лесн.пром-ть, 1973, 1-2.
3. Матусевич, Л. С. Лесопатологическое состояние еловых лесов на территории европейской части России./ Л.С. Матусевич // Лесное хозяйство. - 2003. - № 1. – С. 29 – 30.
4. Руководство по планированию, организации и ведению лесопатологического мониторинга. – М. – 2007. –   114 с. 
5. Руководство по планированию, организации и проведению лесопатологических обследований. – М., 2007. – 47 с.
6. Шелухо В.П. Отчеты по НИР. – 2010, 2011 г.